Алексей Гордеев: “Сегодня складываются первые предпосылки для того, чтобы фермер сам стал хозяином рынка”

01 октября 2007, 11:46
“Если государство сейчас задумалось, что можно сделать для малого бизнеса в сфере законодательства или финансовой политики, то нужно прежде всего обратить внимание на деревню”, — убежден министр сельского хозяйства РФ Алексей ГОРДЕЕВ.
В своем интервью он рассказал о том, что необходимо сделать для отечественных сельхозпроизводителей в условиях все возрастающей конкуренции на глобальном рынке продовольствия.

— Половину продовольствия в стране производят личные подворья граждан. Можно ли их отнести к категории малого бизнеса?

— Конечно, можно — и фактически, и юридически. Если посмотреть внимательно и разобраться, самые первые, кто пошел в рыночную экономику, — это именно селяне. Когда начинают приводить цифры, дескать, у нас столько-то десятков тысяч малых предприятий… Хочется сразу напомнить, у нас только 260 тысяч фермеров, представителей малого бизнеса и еще 18 миллионов личных подворий граждан. Малый бизнес своей самой массовой долей представлен именно на селе. Это, кстати, одна из важнейших составляющих национального проекта. Есть целое направление — поддержка малых форм хозяйственной деятельности. И там есть все необходимые подходы: кооперация, кредитование, социальные аспекты, но необходимо существенно увеличить масштаб, чтобы люди не только почувствовали, но и поверили, что поддержка развития предпринимательства — государственная задача.

— Как вы считаете, малые предприниматели на селе довольны своим положением?

— Могу сказать одно: то, что сделано сейчас на селе для малого бизнеса, — это только первый шаг. До появления нацпроекта реальной государственной политики в отношении малых форм сельского бизнеса не было. Были одни лозунги, особенно в начале 90-х годов. Тогда “выделили” фермеров, обещали золотые горы, а в результате ничего людям не дали. Ни техники, ни оборудования, ни рынков сбыта, не помогли им организоваться. Да и финансовой поддержки не было никакой. И они пережили эти десять лет сами. Как могли. С испытаниями и стрессами. А как только государство начало ими заниматься, сразу стали заметны результаты.

Динамика роста видна невооруженным глазом. Если раньше торговля была оторвана от производителя и была в полукриминальных руках, то сегодня складываются первые предпосылки для того, чтобы фермер сам стал хозяином рынка. Мы формируем совершенно другую культуру экономической организации, у людей появляется другое, новое отношение к своему делу и его перспективам. А это хорошо не только для производителя сельхозпродукции, но и для потребителя. То есть для нас с вами.

— Всех — и фермеров, и потребителей — больше всего волнуют цены на продукты. Чего ждать российским гражданам в ближайшее время?

— Как мы уже говорили, цены на продовольствие растут во всем мире, и этот процесс обусловлен множеством факторов, в том числе ростом количества потребителей продовольствия во всем мире, рядом других объективных причин. Несомненно, что наше государство должно предпринять серьезные усилия по регулированию внутреннего рынка с целью защиты своих граждан от рисков глобальной экономики. Для того чтобы эти меры были эффективными, необходимо производить как можно больше традиционных отечественных продуктов, активно поддерживать отечественного производителя. Продовольственная безопасность — не пустые слова. Снижение ее уровня бьет и по здоровью, и по кошельку всех граждан страны. Мы давно об этом говорили, но, к сожалению, не всегда встречали понимание даже среди коллег по правительству. Поручения, которые дал нам председатель правительства на выездном совещании в Пензенской области, свидетельствуют о том, что защита интересов отечественных производителей и, соответственно, потребителей становится одним из приоритетов государства.

— Многие экономисты утверждают, что мировые ресурсы для производства продовольствия практически исчерпаны. Может ли наша страна по прошествии нескольких лет стать некой “палочкой-выручалочкой” для планеты?

— Да. Об этом заговорили недавно. Многие эксперты начали предсказывать, что в ближайшее время произойдет серьезная переоценка сельскохозяйственного потенциала России. Наиболее четко это понимаешь, сопоставляя две цифры: на территории России живет 2% населения планеты и находится 9% мировой продуктивной пашни. Это к вопросу о том, сколько мы могли бы производить продовольствия и скольких людей прокормить.

Есть несколько существенных факторов, предопределяющих рост дефицита продовольствия на мировых рынках. Во-первых, все большее количество биомассы в последнее время используется для производства альтернативных источников энергии (в основном экологически чистого топлива — биоэтанола. — “МБ”). Во-вторых, население планеты постоянно растет. И наконец, в-третьих, западные страны вынуждены в последнее время существенно сократить дотации для своего сельхозсектора.

Сегодня в странах с развитой экономикой живет около 1 миллиарда человек, но завтра появятся еще 800 миллионов представителей среднего класса из Индии, Вьетнама и Китая. Эти люди тоже захотят потреблять качественное продовольствие. Совокупность всех этих факторов должна заставить российских политиков и крупнейших мировых инвесторов изменить свое отношение к аграрному потенциалу России. Я уверен, что в ближайшие 10 лет роль и место России на мировых рынках сельскохозяйственной продукции возрастет многократно. И наше государство, и аграрный бизнес должны быть готовы к этому — технологически, финансово и, что самое главное, политически.

— Минсельхоз, вопреки “восточному календарю”, постоянно объявляет, что такой-то год будет годом Свиньи, другой — годом Рыбы. Как правило, это свидетельствует о том, что в данной отрасли нешуточные проблемы. Не так давно вы сказали, что следующий — 2008-й — надо бы окрестить годом Молока. Все так плохо?

— Дело в том, что в стране неоправданно снизились объемы производства цельного натурального молока.

Многие заводы, к сожалению, “сели на иглу” сухого молока. А это сразу же сказалось на качестве молочной продукции, а значит, на нашем здоровье и здоровье наших детей. Нужно признать: сейчас в России мы наблюдаем реальный дефицит натурального молока. Еще год назад нельзя было даже предположить, что закупочная цена на литр молока может составлять около 15 рублей, как сейчас, ведь несколько лет подряд она держалась на уровне семи рублей.

Мы крайне заинтересованы в том, чтобы в России появилась современная сырьевая база. Надо воспользоваться сигналами с рынка и не оставлять без внимания реальную заинтересованность инвесторов, использовать благоприятную рыночную конъюнктуру для существенного увеличения производства молока. На мой взгляд, следующий год может действительно стать прорывным в молочном скотоводстве, что приведет к стабилизации цен на рынке.

— Но на целевые показатели нацпроекта по производству молока мы в 2007 году уже не выйдем?

— Если говорить о двух годах, за которые мы должны были прибавить 4,5% по производству молока, то могу с уверенностью сказать, что мы к нему приблизимся. В целом можно с уверенностью сказать, что показатели нацпроекта будут выполнены. При этом я напомню, что когда было объявлено о нацпроектах, в течение примерно пяти месяцев шло создание необходимой нормативно-правовой базы. Как у нас обычно бывает, пока были сформированы пакеты предложений по новым объектам, пока объявились инвесторы, прошли согласования… Несмотря ни на что, будем стараться, чтобы на 1 января все основные показатели были выполнены. К примеру, по мясу был заложен следующий целевой показатель — рост его производства должен был составить 7%. Фактически он будет перевыполнен в два раза.

— В росте цен на продукты принято обвинять аграриев, в частности — Минсельхоз. Что скажете?

— Не устаю повторять: мы живем в условиях рыночной экономики. Попытка измерять инфляцию в стране с помощью так называемой потребительской корзины является очень поверхностной макроэкономической оценкой. Если внимательно проанализировать состав этой “потребительской корзины”, то там “найдется” 50 видов товаров, из них 35 — это продовольствие. Включая капусту, хлеб, морковь и многое другое. Но нужно смотреть глубже. Посмотрите, сколько стоят энергоресурсы, различного вида услуги, стройматериалы, да хоть металлопродукция. Понимаете, не может так быть, что в других отраслях экономики рост цен идет опережающими темпами, а мы пытаемся обвинять в инфляции, скажем, не самый богатый аграрный сектор.

Минсельхоз давно ставит вопрос о том, что необходимо вести мониторинг ценовых пропорций в экономике и при необходимости использовать инструменты государственного регулирования. Тем более в условиях, когда на российский рынок сильно влияет мировой. Например, у нас велика доля импорта мяса, молока, а зерно, наоборот, мы экспортируем, и в случае роста цен на эту продукцию в мире все отразится на внутреннем рынке.

Подорожала свинина в Китае в два раза, это тут же отразилось на российском рынке. В Европе взлетела в цене молочная продукция на 30%, это тут же происходит и у нас. И так далее. Этим тенденциям нужно противопоставлять как минимум две вещи. Надо сделать так, чтобы рост доходов населения перекрывал рост цен на товары и услуги. А главное — на федеральном уровне нужно по-новому подойти к построению торговой политики в условиях формирования глобального рынка и сохранения национальных экономических интересов.

— С учетом того, что Россия — будущий “спаситель”, наверняка наши ученые что-то просчитывают… Пишутся какие-то труды, внедряются новые технологии?

— Начнем с того, что сейчас в мировой аграрной науке идет переоценка уровня угроз и рисков. Например, с точки зрения противостояния климатическим стрессам. Это уже доказывает практика последних лет в производстве зерна. Несмотря на то что природа в последнее время разбушевалась, у нас ежегодно неплохие объемы сбора зерна.

Также в стране появились передовые технологии, новое оборудование по производству мяса и молока на уровне мировых стандартов. И только этот путь может дать хорошие экономические показатели, продуктивность, производительность труда и так далее. Технологии — вещь великая. И в нацпроекте, и в пятилетней госпрограмме по развитию сельского хозяйства мы четко сделали упор на научно-технологическую революцию в сельском хозяйстве.

— Сейчас очень модно говорить о “перевооружении”, то есть о техническом переоснащении предприятий. Идет ли оно в сельском хозяйстве?

— Конечно. Сейчас по стране строятся 1700 новых животноводческих объектов. Каждый из них как минимум современен, а некоторые опережают по внедренным технологиям самые передовые хозяйства Европы и Северной Америки.


Московский комсомолец

Также в разделе:

В Пензенской области хотят увеличить урожайность с/х-культур и производство мяса...

Сельхозпроизводство в Пензенской области показывает уверенный рост...

Пензенское птицеводство оценили на государственном уровне...

Китайские инвесторы вложат в Пензенскую область 10 млрд рублей...

Пензенская область: Строительство свинокомплекса в Шемышейском районе сопроводят в рамках проектного офиса- Белозерцев...

Пензенская область: В Сосновоборском районе открыли цех по убою скота...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



 

Горячее предложение